July 2017

M T W T F S S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 2223
24252627282930
31      

Записи

Охранка



Согласно сказанному в Дашачакра-кшитигарбха-сутре, каждый, кто видит, слышит, говорит, прикасается, хранит или думает об этой десятислоговой царской мантре, будет избавлен от всех страданий и несчастий.
Мангалам!

May 4th, 2017

kata_rasen: (Default)
Thursday, May 4th, 2017 07:01 am
Сны: вручение каких-то документов, то ли по аюрведе, то ли по санскриту. Нас много, человек сто. Я ужасно стесняюсь, у меня мягкая рука без тонуса, я неловко беру документ, и старший товарищ надо мной смеётся.

Задачи на сегодня: выпасти детей, порисовать с ними какой-нибудь хохломы, заказать сумасшедшей обуви.
kata_rasen: (Default)
Thursday, May 4th, 2017 09:55 pm
Сходила на производство. Поскольку идти за хохломой мне было лень, я решила вместо этого сделать что-нибудь в тематику праздника. Попросила детей закрыть глаза, предупредила, что стихотворение будет сложное, и прочитала из Заболоцкого:

В этой роще березовой,
Вдалеке от страданий и бед,
Где колеблется розовый
Немигающий утренний свет,
Где прозрачной лавиною
Льются листья с высоких ветвей,—
Спой мне, иволга, песню пустынную,
Песню жизни моей.

Пролетев над поляною
И людей увидав с высоты,
Избрала деревянную
Неприметную дудочку ты,
Чтобы в свежести утренней,
Посетив человечье жилье,
Целомудренно бедной заутреней
Встретить утро мое.

Но ведь в жизни солдаты мы,
И уже на пределах ума
Содрогаются атомы,
Белым вихрем взметая дома.
Как безумные мельницы,
Машут войны крылами вокруг.
Где ж ты, иволга, леса отшельница?
Что ты смолкла, мой друг?

Окруженная взрывами,
Над рекой, где чернеет камыш,
Ты летишь над обрывами,
Над руинами смерти летишь.
Молчаливая странница,
Ты меня провожаешь на бой,
И смертельное облако тянется
Над твоей головой.

За великими реками
Встанет солнце, и в утренней мгле
С опаленными веками
Припаду я, убитый, к земле.
Крикнув бешеным вороном,
Весь дрожа, замолчит пулемет.
И тогда в моем сердце разорванном
Голос твой запоет.

И над рощей березовой,
Над березовой рощей моей,
Где лавиною розовой
Льются листья с высоких ветвей,
Где под каплей божественной
Холодеет кусочек цветка,—
Встанет утро победы торжественной
На века.


Что сказать, велика сила искусства. Девочки плакали. Потом рисовали, кто как понял. Мальчики рисовали танки, девочки рисовали ивы, берёзы и птицу иволгу. Поскольку я не могла с ходу вспомнить, как выглядит птица иволга, то заодно напомнила детям, какая полезная вещь полевой определитель. Иволгу рассматривали в определителе.

Марина рассказывала, как её дед три раза бегал из немецкого плена, и три раза его возвращали, а в газовую камеру не отправили только потому, что не опознали по лицу этническую принадлежность. И что в школу её детей каждый год ходит один и тот же дед породы "штабная крыса", и каждый год очень прочувствованно рассказывает: один год - как был лётчиком, другой - как был танкистом. И что вообще по школам и прочим местам в основном штабные крысы и ходят, потому что те, кто видел это всё сам, говорить про это не любят. Мой дед по отцу тоже ничего не рассказывал. А дед по матери говорил, что он был ещё маленький, когда пришли немцы, и один из немцев надел на него ошейник и водил на поводке, как собаку, а его мама страшно боялась, что они так его и убьют, но они в него поиграли и отпустили.

Я это всё празднество не люблю, и не потому, что я какой-то там очень убеждённый пацифист. Меня воспитывали сплошные бойцы, отстроили меня по казарменным понятиям, я очень люблю своих наставников вместе с их казарменными понятиями. Но немецкие ребята были такими же людьми, как и наши, и они тоже были простыми солдатами с мозгами, прокомпостированными пропагандой, и как хорошие солдаты выполняли отданные им приказы. Они тоже могли бы принести гораздо больше пользы человечеству, если бы вернулись домой и занимались каким-нибудь хорошим трудом, вместо того, чтобы полечь тут во всяких наших снегах. И с одной стороны, это, конечно, хорошо, что Гитлера остановили, потому что он приносил очень много страданий другим людям, но его остановили в том числе ценой убитых немецких мальчишек. Со мной несколько лет прожил череп такого мальчика. У него даже пломб в зубах не было. Он был молодым, здоровым и сильным, мог бы много хорошего сделать. А что в итоге? Удобрил собой наши просторы, да потом служил натюрмортом для одного семейства художников.

Не будем мы разговаривать о военном героизме. Помянем завтра девочку Садако из города Хиросима, вся вина которой была в том, что ей случилось родиться в том городе, на котором американцы решили опробовать свою новую бомбу. Журавлей сложим для девочки Садако, которая не успела сложить свою тысячу, потому что на четвёртой сотне скончалась от лучевой болезни.

Детей, как водится, очень интересует: а как же сад, если что? Рассказывала, что в моей собственной школе во время войны был госпиталь.

Почти дочитали Сухинова. Осталось на два захода. Может про короля Матиуша напоследок с ними почитать?

Вечером объясняла Кате травмобезопасность суставов, учила её корректно тянуть тазобедренную область и показывала ей и Ване, как отжиматься на кулаках.

Таня считает, что большой железкой я гораздо больше размахивала в рамках военной части, чем в рамках бандитизма, и если мне тогда приходилось убивать, то потому, что я защищала других людей. Это похоже, и мне как-то важно было услышать, что я была хорошим человеком, потому что длинный шлейф насилия, тянущийся из генетической памяти, в общем заставляет ощущать себя кем-то малосимпатичным. Я ощущаю, что у меня очень хорошо набита рука на то, чтобы убивать других людей, но я же не ощущаю, в каком именно контексте она набита. Когда среди бойцов находишься, то вроде всё ничего, а когда оказываешься среди сугубо гражданского населения, каких-нибудь вальдорфских женщин, обсуждающих натуральные роды и т.п., ощущения очень тяжёлые, как будто ты какой-то очень нечистый, поломанный, и в их реальности для тебя места нет. Например, у меня нет адекватной реакции на смерть или тяжёлые повреждения, которые получают другие люди, я не чувствую ни сожаления, ни сострадания. У меня нет никаких тормозов на физическую агрессию, кроме чисто эстетического соображения, что негоже благородному мужу применять насилие к более слабым. Это конструкция сознания, заточенная под то, чтобы было удобнее убивать, и сколько её ни оттормаживай и ни компенсируй, всё равно тебя нормальные люди будут считать бесчувственной скотиной. Потому что, действительно, чувств нет. Выращивать чувства я до сих пор не умею, хотя меня уверяют, что при помощи медитации на божество это можно делать. Я могу просто делать то, что я считаю более правильным и полезным, утешаясь тем, что если человек получил объективную пользу, то он её получил, а то что меня при этом совершенно не беспокоило его благополучие - вопрос десятый. Но с буддистами мне в этом смысле некомфортно, потому что они много разговаривают про то, что действия должны мотивироваться состраданием и заботой о других. Я себя ощущаю каким-то киборгом, потому что в моём случае это выглядит как: "Видишь этого человека? Хотя он кроме чувства лёгкого раздражения никаких чувств не вызывает, надо не отрезать ему голову, а причинить какую-нибудь пользу".

И в общем, понятно, что это наглухо закрытое сердце, и я даже в общих чертах представляю, как с этим работают. Но вот я себе представляю, что именно я начну чувствовать, если я начну чувствовать, и думаю, что чёрт с ним, киборгом тоже быть неплохо.